ДЕНЬГИ

Ю.Екишев

Помимо затрат труда и трудовой стоимости, обрезано и лукаво описывающих «экономику» – на Руси всегда до вмешательства иных, чуждых для нас, идей была особая ситуация, связывающая неразрывно мотивацию производства с продуктом, что безусловно влияло на оценку продукта и вознаграждения за него – от максимальной стоимости вплоть до наказания ровно за тот же с виду количественно продукт. Например, в семье за одну и ту же чашку земляники поутру – малышу полагалась вся любовь, и ласка, и тарелка супа, и новые штаны… А здоровому балбесу – прогулявшему ночь – за то же самое количество продукта, собранного «на отвяжись» – ремень и порка… Так же как малой, и в большой семье – не бывает продукта, оторванного от мотивации.

Чуждое нам утилитарное измерение общих плодов началось уже давно – когда, скажем, получали ордена за повороты рек в никуда, за каскады гидроэлектростанций ни для кого, за миллионы тонн зерна, но не хлеба (треть которого могла пойти на спирт, то есть не в плюс, а наоборот, в мотивационный минус).

Лукавая статистика кроме мотивации не учитывает и многое другое – в частности истинные затраты на производство, относя к оторванным от стоимости продукта отдельным расходам – и вред экологии от производства, и затраты на рекультивацию, утилизацию опасных отходов и многое другое… Поскольку в таком мире вести «бизнес» очень сложно – кому-то придется жить в практически уничтоженном «производственном» районе, не видя солнца от смога… а кому-то вообще на свалке… По сути, ведение «бизнеса» — это узаконенное воровство, поскольку все неучтенные последствия ложатся на плечи тех, кто обитает на землях как «производства», так и конечной «утилизации», а обрезанная часть жизни продукта, так сказать филейная – достается «бизнесменам», имеющим обратные отношения с теми, кому достались последствия их действий. Это не мир семьи, не мир Руси.
Искусственное снижение себестоимости продукта в таком случае является очередным шагом этого воровства – подделкой продукта бесполезными «удешевляющими» составляющими, ограбление производителей и так далее… При этом цена настоящего продукта, дорогого но качественного, или «экологически чистого», например – возрастает!
Снижение реальных, а не обрезанных цен – возможно. Но только не при таких общественных отношениях, которые навязывает новый мировой порядок.

При реализации русского порядка, при максимальной очистке денежного оборота от спекулятивной, удушающей общество, части и внедрении последовательной реализации казначейского оборота денег, как неотъемлемой части вклада в общее дело, реализации их аккумулятивной функции, в конце концов – как часть утилитарного мира – они займут свое место: навоза удобряющего добрые начинания и дела. При этом с рождения до смерти русский человек всегда будет иметь средства, соответствующие как его вкладу в общее дело, так и уровню заботы общества о своих.

Одной из задач внедрения отношений русского порядку будет разрыв этого ныне царствующего тождества власти и денег, власти и товара, власти и винтовки, то есть приравнивания власти к утилитарной функции. И в результате получить власть как плод наших отношений и с Богом, и друг с другом. В пределе – власть денег, это реализация надменности, а остальное лишь инструменты реализации. И основа их, в результате – всегда человеческое жертвоприношение. Там – ты тот, сколько смог присвоить.
В нашей же системе русского порядка ты тот – сколько тебе дано и сколько ты смог раздать. Это касается всех, в том числе и тех, кому дано будет раздавать больше – с них больше и спросится в итоге, не только в земной жизни.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика